Благодарим за помощь в развитии спорта с собаками
компанию "Royal Canin"
Рейтинг@Mail.ru   Яндекс цитирования
Rambler's Top100
немецкая овчаркадрессировка собакдрессировочная площадка
     
О дрессировке, роли тренера и празднике спорта
   Уже два раза команда Украины принимала участие в российских соревнованиях по IРО и оба раза оставила очень приятное впечатление - поражала высокая сплоченность команды (которая была, кстати, экипирована в отличную яркую форму цветов украинского флага) и, конечно, высокий уровень подготовки спортсменов и их собак. С просьбой рассказать о своем подходе к подготовке спортсменов мы обратились к тренеру команды ЦКВНО Украины, Чемпиону Украины по IРО Игорю ЗАПОВИТРЯНОМУ.

   — Почему так получается - в одних местах люди хотят заниматься IРО, а в других - вроде и стараются инструкторы и тренеры их заинтересовать, но все равно большинство владельцев, получив минимальный диплом (если получив), прекращают занятия?
   — Моя позиция в этом вопросе однозначна: все дело в инструкторе. Инструктор - это не тот человек, которого за деньги научили дрессировать собак для того, чтобы зарабатывать. Инструктор - это человек, который в первую очередь умеет работать с людьми. Это раз. Второе - это человек, который пропитан идеей занятий дрессировкой и спортом. Это человек, который подготовил и имеет свою хорошую рабочую собаку и над этим очень много работает.

   Я уверен, что на дрессировочной площадке надо производить некий отбор, если речь идет о спортивной дрессировке. Конечно, дрессировка может быть и бытовая, но если мы говорим о той дрессировке, которой занимаемся мы - IРО и Шутцхунд - то это, извините, уже спорт профессионалов, и он должен иметь такой же отбор, как имеет любой другой вид спорта.

   В бассейне мы научим плавать двести, триста пришедших, но из них один (может быть один!) станет суперзвездой. Любой грамотный тренер, который учит плавать в группе по плаванию, занимаясь с людьми, отбирает среди них звезд, на которых он в первую очередь и тратит деньги.

   А у нас зачастую позиция такая: инструктор чему-то научился, съездил на семинар, купил дорогое снаряжение - и вот он «крут», «круче» не бывает. Но при этом он зачастую далеко не педагог и далеко не человек, который может работать с людьми. Ведь люди, придя на Дрессировочную площадку, хотят от всего этого получать удовольствие - они, в большинстве своем, идут на площадку за разрядкой. Проблемы своей собаки они, как правило, решают в течение месяца-двух, а потом они начинают ходить на дрессировочную площадку, как любой человек ходит в спортивную секцию - чтобы отдохнуть от того дела, которое является основным в его жизни. Женщины, как правило, приходят, чтобы отдохнуть от бытовых проблем, мужчины - чтобы отдохнуть от проблем, которые окружают их на работе. И я, как тренер, должен организовать их досуг так, чтобы им было интересно. Если я сумею сделать, чтобы им всем было интересно на дрессировочной площадке, то я получу коллектив, и тогда рано или поздно, имея идею, умея работать, и стараясь грамотно работать с людьми, я получу на выходе какой-то результат.

   Ну и, безусловно, в спорт нужно вкладывать деньги. До тех пор, пока дрессировщик не поймет, что, работая со спортивными собаками, работая на спорт, нужно научиться тратить эти самые деньги, а не думать о заработке, завтрашнего дня у этого спорта не будет. Любые не заработанные деньги - это тоже деньги потраченные. Я вот что имею в виду. для начала, если я определился, что вот у меня в группе перспективная собака, я провел с человеком беседу, я перевожу его в спортивную группу из «группы здоровья» (я условно по аналогии называю так общую группу). При переводе человека в спортивную группу первое, что я делаю - это освобождаю его от всех выплат. То есть начинаю тратить на него деньги (не заработанные - тоже потраченные!). И, безусловно, имея коллектив, те моменты, которые я финансово не могу решить, мы уже решаем все вместе. Например, износилась у нас насадка (но она уже нужна не только мне, а всем!), скинулись - купили, износился у нас барьер, мы решили и эту проблему - каждый по одному рублю и у нас получилась банка краски и две планки, которые мы заменили. То есть главное - коллектив.

   В дальнейшем, когда есть этот маленький коллектив, обязательно должна быть система соревнований. Причем система соревнований далеко не с тем настроем, который есть у нас сейчас на соревнованиях, и есть у вас на соревнованиях. Сейчас пока я вижу слишком много амбициозности - и все это для того, чтобы заработать денег. Например, я выставляю не готовую собаку, я амбициозно отношусь к решению судьи, потому оценка - что это мое лицо для зарабатывания денег. Если будет такая позиция, то не будет спорта.

   Спорт - это всегда громадная «тусовка», это хорошие человеческие отношения. Это когда я приехал, и мы с тобой дружески встретились на стадионе. Каждый в душе борется за первое место, но мы здесь, на трибуне не должны друг другу «фиги» показывать, а мы должны общаться, мы должны делиться, и тогда будет завтра и у тебя, и у меня. Если чего-то знаю я и чего- то знаешь ты, но мы с тобой знаем крупицы, и если соревнования у нас будут направлены на одни амбиции, то не будет «завтра» у тебя - потому что ты со своими микрознаниями останешься, не будет знаний у меня, потому что я останусь со своими микрознаниями. Поэтому любая спортивная «тусовка» важна, особенно если мы говорим о больших спортивных соревнованиях, если мы говорим о спорте с собаками. На чемпионате мира все спортсмены пьют пиво - японцы, французы, немцы, австрийцы, они все вместе, они общаются, все они - настоящая тусовка спортсменов-профессионалов.

   Амбиции да, там есть, безусловно! да, кому- то сегодня не повезло, но он не идет и не плюет в спину своему сопернику, а у нас все бывает иначе...

   — Так в чем у нас проблема - а том, что, выходя на стадион, многие люди ставят себе в первую очередь цель заработать имидж?
   — Я вот о чем. Например, я взял собаку, подготовил ее за триста долларов. Были соревнования, и я ее выставил. Естественно, подготовив собаку за триста долларов за три месяца, я выставляю ее не для того, чтобы поучаствовать в спортивной «тусовке» и развивать спорт, а для того, чтобы показать, что это я ее подготовил, и я хочу себе на трибуне заработать еще таких же клиентов «на триста долларов», и как можно больше. А собака - она никогда не дойдет до того уровня, на котором должна быть. Потому что если собаку подводить к IPO-З, то нормально работать она станет к трем-трем с половиной годам.

   — То есть ты говоришь о роли тренера, который должен решить, кого выпустить на данные соревнования, а кого нет?
   — Совершенно верно, должен быть тренер. Безусловно, выставляя собаку на соревнования, он рассчитывает на какой-то определенный успех, это да. Но ни у одного тренера, нормального тренера, это не носит какой-то коммерческий характер. Конечно, в любом случае, он работает на свое имя, но не кратковременно (вот я выставил за триста долларов и ищу следующего клиента). Да, я работаю на имя, потому что я нашел спортсмена, вкладывал в него силы - значит я что-то могу! Клиенты - это отдельно. Но! до тех пор, пока тренер будет зарабатывать на жизнь дрессировкой, спорта не будет.

   — Так что же, тренер должен иметь еще и нормальную работу?
   — Нет, мое мнение - есть клубы, есть клубы в каждом регионе. Каждый клуб существует за счет членских взносов. Я не знаю, как обстоят дела в ваших регионах, я знаю, как обстоят дела в наших. Что такое членский взнос? Я пришел, заплатил членский взнос - годовой, вступительный и так далее, за это я имею право - купить себе родословную, заплатить за регистрацию на Выставку, заплатить деньги за соревнования, заплатить за то, за то, за то... А формирование бюджета на развитие спортивных, например, мероприятий (я уже не говорю об оплате тренера) - оно ведь тоже должно быть! Каждый клуб должен иметь бюджет, чтобы провести мероприятие, пригласить судью, для того, чтобы каким-то образом развивать спорт в регионе.

   Вот у нас, например, клубы считают, что они общественные организации, которые живут за счет поступления членских взносов, но на что эти взносы идут - не знает никто. Но ведь если нет бюджета, - какой спорт можно развить на одном голом энтузиазме? Никакого. Поэтому тот предел, на котором находитесь вы и мы, в спорте IPO-З, это предельная высота, доступная без вливания денег извне. Я уже не говорю о том, что многие спортсмены должны быть профессионалами, должны иметь хорошую собаку и должны спортом заниматься не один год. И только тогда можно выходить на соревнования и показывать результат с оценкой «отлично». А в этом виде спорта говорить о результате ниже, чем оценка «отлично» нет смысла, потому что ни одна страна не везет на Чемпионат мира ни по какому виду спорта команду, которая может быть только последней.

   Мы на сегодняшний день все только развиваем и сами ездим на международные чемпионаты, чтобы все это самим прочувствовать. Но, скажем, в этом году мы отправим на чемпионат мира только одну собаку, которая, может быть, выполнит норматив на оценку «очень хорошо». Одну собаку мы бы повезли. Заявлять много собак - это пока можно сделать только чтобы попробовать, «пощупать», как на минном поле. Но смотреть международные соревнования надо, поэтому если у нас не будет достойной собаки, то поедет просто тренер. Вот в такой ситуации мы сейчас находимся.

   — Теперь вопрос о фигурантах. Ваши фигуранты - это кто? Это ваши же спортсмены, которые привязывают свою собаку и работают фигурантами или это отдельные люди?
   — К этому вопросу есть двойной подход. Есть помощник судьи по защите - это один человек. Им может быть человек, который не очень много общается с собаками, но может принять собаку грамотно. Если дословно переводить, фигурант - это артист балета. То есть человек, который умеет создать танец, с собакой. В этом скрыт ответ на вопрос. То есть если человеку не дано - если у него нет чувства собаки, есть какой-то страх перед животным, то он не может быть фигурантом.

   Откуда мы сами берем фигурантов. Мы занимаемся с 92 года. Читали материалы, посещали семинары, пробовали потихоньку. Одну собаку испортили, другую, третью, потом сели подумали (смеется). Трудно, конечно, было прийти к чему-то, не имея достаточной информации. Потом, когда мы уже начали ездить учиться в Словакию, Чехию, мы стали получать более профессиональные знания о более тонких психологических моментах.

   Таким образом, случайных фигурантов с улицы у нас нет вообще. У нас любой может надеть рукав - нет проблем. Если мне, например, нужно проверить собаку на нового человека, я любого спортсмена могу поставить в укрытие, чтобы посмотреть облайку или одну хватку. Но для серьезной работы, конечно, идет тот, у кого есть наработки и опыт. Вообще, конечно, это проблема многих дрессировочных площадок - есть хорошие собаки, но нет классных фигурантов. Ответ один - учитесь сами работать... Конечно, женщинам в рукаве делать нечего, но вот остальным...

   — Игорь, как вы относитесь к противопоставлению IРО и ОКД-ЭКС?
   — Да, мне хотелось бы немного сказать о противостоянии двух школ, двух направлений, двух систем дрессировки - их можно называть по разному, но назовем их ОКД-ЗКС и международная система дрессировки IPO. Есть такое понятие как шовинизм. Он присущ всем нам, русским людям. Я говорю нам, русским, потому что у нас одна общая история, несмотря на то, что мы сейчас называемся Украина - корень у нас один. И поэтому мы часто говорим: IРО - это чистый спорт (так говорят и у вас, и у нас), но никто ОКД и ЗКС не называет спортом. Почему? Ведь, в принципе, система, где есть правила - это уже спорт. Потому что реальная работа собаки - это работа без правил. Точно так же - есть бои без правил, где действительно идет проверка бойцовских качеств, и это, строго говоря, драка. Но в отличие от драки, есть еще и бокс, но извините, бокс - это уже спорт. Поэтому-то в боях без правил огромному боксеру может набить мордуя маленький китаец, для которого существуют только одни правила - это законы физики, и который изучил все возможные методы противодействия. Он победит стокилограммового боксера, потому что они бьются по разным правилам. Точно также ОКД-ЗКС и IРО.

   Если взять за основу чисто навыки ОКД-ЗКС - система не вызывает возражений. Обычные, жизненные навыки - сидеть, лежать и так далее. Но система «пенализации» нашла отражение и в проверке: собака идет в метре от дрессировщика - все, по нормативу навык железно выполняется. Или команда «Ко мне» - собака неспешно затрусила к дрессировщику - тоже все хорошо. Мы не говорим о разных школах, но в большинстве это было именно так.

   Идем дальше. ЗКС. Первое занятие - развитие злобы. То есть никто не говорит о том, что собаку надо подвести верно, к понятию «схватка с человеком», к понятию поединка. Нет, тут развили злобу, и все - подставляют рукав. Так чем же эта школа отличается от той, которую проходит любая дворняжка под забором? Она научилась тявкать на людей, а люди от нее все время уходят. Чем же отличается такая школа от ЗКС? Ничем. Но если взять порядок испытаний в ОКД-ЗКС и в международной системе, то, что там, что там - спорт...

   Если отбросить систему «пенализации» и старую методику, то это обычный спорт. Но то, что систему ОКД-ЗКС не признала мировая общественность - это неспроста. Мировая кинологическая общественность почему-то признала СВВ словацкий, модьоринг, и по модьорингу проводятся мировые чемпионаты, не в системе FСI, правда. То же самое - бельгийский ринг. Правда, бельгийский ринг не совсем спорт, потому что ты выходишь с собакой и каждый раз ты не знаешь правил, по которым твоя собака должна «сыграть». Вот тут уже можно говорить о чем-то. А если говорить, что IРО- это спорт, а ОКД-ЗКС - это супершкола, это смешно...

   — Такой вопрос о спортивных победах. Говорят, что китайцы очень сильны в настольном теннисе, потому что им занимается очень много людей - в кружках, в школах, в секциях. Поэтому, когда дело доходит до подготовки спортсменов международного уровня, есть из кого выбирать. То есть, если мы хотим добиваться высоких результатов в IРО, мы должны обеспечить большой приток людей на дрессировочные площадки, людей, из которых мы сможем выбирать спортсменов. Поэтому, такой вопрос - как вы привлекаете людей на дрессировочную площадку? Используете вы какую-то особенную рекламу, показательные выступления?
   — Мы приглашаем людей смотреть соревнования.

   — У вас обычные люди ходят смотреть соревнования?
   — Да, потому что мы стараемся сделать их зрелищными. Кроме того, расклеиваем по городу красочные афиши, всем зрителям выдаем прекрасно оформленный каталог, чтобы они могли следить за соревнованиями, и люди приходят. Мы стараемся, чтобы стадион выглядел празднично, чтобы снаряды были покрашены в яркие цвета, чтобы спортсмены выходили в красивой спортивной форме и тогда соревнования действительно становятся праздником для всех. После этого люди обязательно придут заниматься на площадку.

   Ну а дальше - снова главная роль принадлежит инструктору. Инструктор - это своего рода вождь. И если он умеет разговаривать, имеет интеллект, болеет идеей, он может «заразить» людей. Если же человек пришел, купил модный рукав и модный костюм «Швайкерт» и сказал: «С этого дня мы занимаемся IРО - триста долларов!», - то все, гарантирую, что он прибьет свой «Швайкерт» к стенке уже через месяц. Может через два, три, через год, но это обязательно произойдет. Не будет ничего, потому что человек этот не имеет идеи.

   Нужно, чтобы человек, который имеет молодую собаку, пришел на трибуны посмотреть соревнования и после этого начал мечтать попасть на это поле уже в качестве участника. А для этого нужно, например, красиво оформить стадион, поставить красивые барьеры. Это, конечно, все такие мелочи, но именно подобные мелочи создают ощущение праздника для собаководов. Кроме того, должен быть для дрессировки самый богатейший призовой фонд. Именно по дрессировке!

   А не за экстерьер, когда волокут вот такую «кастрюлю», за то, что родилась чихуахуа (да простят меня заводчики) и живет себе в корзинке. Пришел хозяин такой собаки на выставку, и ему дали огромный кубок, и он герой дня. А человек, который трудится всю жизнь, обучая спортивную собаку, получает за первое место килограммовый пакетик корма и все... Я считаю, что это неправильно, если мы говорим о популяризации. Мне хотелось бы рассказать об опыте наших словацких коллег. У них только три или четыре квалификационных чемпионата, на которых отбираются кандидаты в сборную, один САСIТ, и также они посещают САСIТ’ы соседних стран. Как правило, в Европе на САСIТ’ы приглашаются судьи, которые являются или являлись судьями на чемпионатах мира, и не одного судью, а двоих или троих. САСIТ - это соревнования самого высокого ранга и рейтинг собаки, в том числе и как племенной - это очень высокий рейтинг. Но, кроме того, словаки для популяризации своего вида спорта у себя в деревнях проводят «кубок Милоша» - какого-то известного дрессировщика или чемпиона, к примеру.

   Они собирают «тусовку», в четверг вечером, перед следовой, и организовывают большую вечеринку - шашлык, костер, песни, танцы, вино. Стоят столики, зонтики, для всего этого они находят спонсоров. Сами соревнования проходят на хорошо оборудованных площадках, но это, что называется, «деревенский» масштаб, и судят соревнования местные судьи. Но обстановка благоприятствует тому, чтобы та молодежь, которая еще не попадает на квалификационные чемпионаты, могла быть задействована и чувствовала себя «в духе». Это обязательно!

   Наверное, если каждый наш дрессировочный клуб сумеет создать подобную атмосферу, сумеет создать коллектив и поддерживать своих спортсменов, у нашего спорта будет будущее.

Игорь Заповитряный
по материалам журнала «Дрессировка и спорт» № 2 `2000 г.
 
     
© Design by Lobodevich © 2005-2017 Zoter